Больше не единственное: у кого смогут изымать жилье за долги

Конституционный суд (КС) РФ повторно потребовал законодательно урегулировать правила, по которым единственное жилье граждан-должников может быть изъято. Ключевым выводом КС стало признание, что ст. 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) больше не может считаться причиной для безусловного отказа в обращении взыскания на жилье, если суд считает необоснованным применение исполнительского иммунитета. Но нужно оговориться — речь идет о роскошном жилье, метраж которого превышает санитарную норму жилой площади на человека.

При соблюдении некоторых условий в России смогут изымать у недобросовестных должников и граждан-банкротов единственное жилье. Гражданам, у которых изымут единственное дорогое жилье в счет долга, должны предоставить более скромные квартиры. Решение Конституционного суда может привести к лишению единственного жилья не только злостных должников, но также тех, кто дошел до банкротства либо из-за своей финансовой безграмотности, либо по неосторожности, а не в результате умышленного уклонения от погашения долгов, считают юристы, опрошенные редакцией «РБК-Недвижимости».

Рассказываем, у кого смогут изымать недвижимость и какие последствия ждут злостных должников.

Все на усмотрение судов

Решение Конституционного суда — это прецедент, который может иметь далеко идущие последствия для недобросовестных должников и тех, кто объявил о банкротстве. Но изложенная в постановлении КС позиция уже высказывалась им в 2012 году, напомнила адвокат коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Александра Воскресенская. Однако изменения в законы внесены не были.

«Сейчас нет градации условий, при которых недобросовестность должника была бы законодательно закреплена как основание для продажи его имущества на торгах и стала бы причиной снятия имущественного иммунитета», — считает адвокат Тимур Маршани. По его мнению, сначала нужно привести к единому знаменателю соответствующие законодательные акты, а уже потом применять инициативу.

Некоторые суды с 2012 года применяли данный подход — они принимали решения об обращении взыскания на имущество, которое было единственным жильем должников, а в обоснование приводили позицию, изложенную в постановлении КС, замечает Анастасия Воскресенская. На практике такие решения не исполнялись, поскольку не было законодательного регулирования процедуры обращения взыскания. В частности, в законе по сей день отсутствуют нормы, которые бы объясняли, как в рамках исполнительного производства проводить оценку единственного жилья, как определить, какие параметры считать разумно достаточными. По словам Воскресенской, также непонятно, как выставлять недвижимое имущество на торги — выделять долю либо продавать всю квартиру и возвращать должникам часть суммы, необходимую для приобретения «разумно достаточного» жилого помещения.

КС указал, что хотя вопрос по-прежнему требует законодательного регулирования, суды могут применять так называемый исполнительский иммунитет по собственному усмотрению, обратила внимание руководитель практики разрешения споров адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Анастасия Подковко. Это значит, что суды могут применить исполнительский иммунитет и отказать в обращении взыскания на единственное жилье должника, а могут, напротив, отказать в применении иммунитета и обратить взыскание на такое жилье по долгам его собственника.

«Суд должен руководствоваться обстоятельствами конкретного дела, внимание акцентируется на соотношение размера непогашенной задолженности и стоимости единственного жилья должника, во внимание также принимаются обстоятельства его приобретения, особенно подозрительны ситуации покупки единственного жилья после возникновения долга», — говорит Анастасия Подковко.

Что ждет должников

Инициатива КС выполнима, но — в долгосрочной перспективе, полагают юристы. КС дал разъяснение и предложил Госдуме внести изменения в закон о банкротстве и в Гражданский процессуальный кодекс, однако Госдума может и не следовать рекомендациям. По мнению Александры Воскресенской, до внесения изменений в сам закон единственное жилье у должников изымать не будут — даже в случае удовлетворения соответствующих судебных исков. О рисках стоит говорить уже после законодательной реформы в этой области. А практика разрешения подобных споров может пойти по одному из двух путей.

Первый путь — экономически целесообразный, но субъективный. Обращение взыскания будет производиться на квартиры, которые, по мнению суда, по своей площади превышают «необходимые и разумные» стандарты. Например, четырехкомнатная квартира, в которой должник проживает один.

Второй путь — юридически формальный. В этом случае, по мнению Воскресенской, изымать будут все квартиры, если они превышают минимальные размеры площадей в соответствующем регионе. Нормативы устанавливаются актами субъектов РФ и являются действительно минимальными (в Москве — 10 кв. м на одного члена семьи).

Больше всего проблем вызовет второй подход, отмечает Александра Воскресенская. В данном случае без квартир останется около половины должников, если их площадь будет превышать установленную норму предоставления хотя бы на несколько квадратных метров.

По мнению Анастасии Подковко, единственная квартира или дом уже не под абсолютной защитой. «Стоимость жилья, конечно, играет определенную роль, но не ключевую. Забрать могут как роскошное жилье, так и вполне себе среднее, если суммы от его продажи хватит и на то, чтобы закрыть долг, и на покупку новой квартиры для должника и его семьи, исходя из норм социального найма в пределах региона его нынешнего проживания», — отмечает юрист.

«По этой причине злостным должникам, которые привыкли брать и не отдавать, придется искать новые способы сохранения своего имущества, поскольку наиболее распространенный — сохранение за собой единственного жилья — может перестать работать», — считает Анастасия Подковко.

Источник: rbc.ru